Когда начался карантин, футбольные матчи и сборы отменили. Ашотик очень ждал их. Готовился к сборам – заказывал лекарства, проверял составы, чтобы не было проблем с антидопинговым комитетом, составлял меню для футболистов. Выходил из дома раз в неделю – сын отвозил его на дежурства в больницу. Остальную социальную жизнь мы отменили.

Сидя дома, мы провели почти всю весну и половину лета. 15 июля решили пойти на день рождения. Хорошо провели время в ресторане. 16-го утром у Ашотика начиналось суточное дежурство. Он проснулся, сел на кровати и закашлял. Я говорю: “Ашотик, любимый, ты не заболел?”. Он ответил: “Да нет, все в порядке”. Я еще подумала: на дне рождения мы танцевали, потом выходили на улицу. Было прохладно, он мог простудиться.

Днем позвонил с дежурства: “Как-то нехорошо себя чувствую. Была температура, я выпил нимесильчик”. Я попросила сделать снимок легких, он пытался возражать: “Что ты начинаешь, просто температура”. Я сказала: “Без снимка домой не пущу”. Утром он перезвонил, сказал, что сделал рентгеноскопию, в легких все чисто.

Ашотик пришел домой и плохо себя чувствовал. Померял температуру – 38. Он лег спать, а я уехала на работу. Приезжаю вечером – так и лежит. Я позвонила знакомой инфекционистке, она сказала: “Пока вы не сдали тест, давай лечить его по протоколу как для ковида”. Дала список лекарств, я купила. На следующий день Ашотик сделал тест, он оказался положительным.

Температура то поднималась, то падала. Мы обсуждали, ложиться в больницу или не надо. 19 июля у меня был день рождения. Ашотик проснулся и сказал: “Люсечка, любимая моя, поздравляю! Прости, что я заболел на твой праздник”. Я успокоила его: “Ашотик, родной, ну что ты говоришь? У нас будет еще много дней рождения”.

Утром 20 июля мы поехали в поликлинику. Врач принимал на втором этаже. Муж шел по ступенькам и начал задыхаться. Мы испугались.

Решили ложиться в больницу №17 – ее перепрофилировали под больных коронавирусом. Поговорили с врачом и поехали на компьютерную томографию (КТ) легких. Когда возвращались, на вайбер пришел результат – 70% поражения легких. Меня как огнем ошпарило. Я сказала: “Ашотик, любимый, все будет нормально”. Он засмеялся и ответил: “Люсечка, ну конечно, будет нормально. У меня далеко идущие планы”. Хотя он доктор и понимал, насколько все серьезно.

Мужа положили в реанимацию и подключили к аппарату CPAP – когда кислород подается через трубочку в нос. Доктор говорил, что состояние стабильно тяжелое. В тот же день у меня повысилась температура до 37,7, потом пропало обоняние.

admin
sirlexa@gmail.com

Добавить комментарий